Новое лекарство от атопического дерматита

Новое лекарство от атопического дерматита thumbnail

Будущее биологической терапии атопического дерматита (экземы) выглядит многообещающе: 2018 год должен принести больным несколько новых препаратов для подкожного и внутривенного введения, нацеленных на молекулы IL13, IL17 и другие.

«Ставший первой ласточкой препарат Дупиксент (дупилумаб) дополнится еще более эффективными терапевтическими опциями. Это общая тенденция к смещению в сторону высокоселективной биологической терапии экземы и других дерматологических заболеваний, включая псориаз» – говорится в заявлении Линдсей Струдд.

Доктор Струдд и ее коллега Нупур Патель опубликовали обзор новых достижений фармакологии в журнале Advances in Experimental Medicine and Biology.

Испытания препарата Дупиксент продолжаются

Текущие клинические испытания могут пролить свет на истинные возможности дупилумаба (dupilumab), человеческих моноклональных антител IgG4 к интерлейкинам IL-4 и IL-13. Эти антитела связывают белковую субъединицу IL-4Rα, которая присутствует в обеих молекулах интерлейкинов.

Результат лечения дупилумабом – ослабление иммунной реакции против собственных клеток кожи и надежное купирование симптомов атопического дерматита.

По мнению Струдд, сотрудницы Медицинской школы Университета Уэйк Форест в Северной Каролине (США), биологическая терапия экземы в недалеком будущем должна полностью заменить мощные, но потенциально опасные кортикостероидные гормоны.

Клинические исследования фазы III – проекты идентичного дизайна SOLO1 и SOLO2 – продемонстрировали, что Дупиксент объективно улучшал состояние взрослых пациентов с атопическим дерматитом на протяжении 16 недель лечения.

Недавно исследование LIBERTY AD CHRONOS продемонстрировало, что терапия дупилумабом в сочетании с кортикостероидами на протяжении года хорошо переносится и обеспечивает существенное усиление клинического эффекта последних.

Другие исследования Дупиксента продолжаются, в том числе с участием детей 12-18 лет, страдающих умеренной экземой. Исследователи надеются определить профиль безопасности и расширить возрастные рамки для нового препарата.

Какие группы лекарств от экземы увидят свет в 2018 году?

Эксперты уверены: дупилумаб – это лишь начало эпохи биологической терапии.

Ингибиторы интерлейкина IL-13

Препараты от экземы тралокинумаб (tralokinumab) и лебрикизумаб (lebrikizumab) являются специфическими моноклональными антителами против IL-13.

Первоначально разработанные для лечения астмы и ряда других воспалительных заболеваний, тралокинумаб и лебрикизумаб успешно прошли клинические испытания фазы II у пациентов с атопическим дерматитом.

«Результаты обоих исследований свидетельствуют о том, что дальнейшее развитие биологической анти-IL-13 терапии является оправданным», – пишут Патель и Струдд.

Результаты испытаний тралокинумаба говорят, что у пациентов, получавших максимальную дозу антител, базовый показатель EASI по сравнению с плацебо резко улучшался. Качество жизни, связанное с дерматологическими заболеваниями (DLQI) также существенно возрастало на фоне лечения.

В рандомизированном исследовании фазы II с участием 209 взрослых пациентов, страдающих экземой умеренной и тяжелой степени, препарат лебрикизумаб показал отличные результаты по показателям ответа EASI 50 и EASI 75. Эффект от терапии ощутили даже больные, не отвечавшие на местные кортикостероиды.

Ингибиторы интерлейкина IL-31

Экспериментальные блокаторы IL-31, которые должны появиться в 2018 году – это вещество BMS-981164 (для внутривенного введения) и препарат немолизумаб, известный под индексом CIM331. Последний блокирует альфа-рецептор IL-31 (IL-31RA) и предназначен, главным образом, для купирования зуда при экземе.

Известно, что гиперэкспрессия IL-31 приводит к зуду, очаговой алопеции и поражениям кожи у грызунов, а у людей ассоциируется с прогрессированием патологического цикла зуд-царапанье (scratch-itch cycle) при атопическом дерматите.

Клиническое испытание фазы I с BMS-981164 было завершено, но его результаты не оглашаются. Что касается препарата немолизумаб (nemolizumab), то авторы заявляют о «быстром и существенном» улучшении состояния больных, в первую очередь о нормализации сна и облегчении кожного зуда.

Ингибиторы интерлейкина IL-22

Первоначальные исследования нового антитела ILV-094 показали, что данный агент обладает благоприятной фармакокинетикой и низкой токсичностью. В настоящее время ILV-094 (внутривенное введение) проходит испытания фазы II на взрослых пациентах с атопическим дерматитом умеренной и тяжелой степени.

«Поскольку IL-22 является одним из ключевых цитокинов в развитии атопического дерматита, его ингибирование может обеспечить преимущества по сравнению с другими доступными методами лечения. Мы рассчитываем на повышенную безопасность благодаря специфическому воздействию», – пишут ученые.

Ингибиторы интерлейкина IL-17

Выработка IL-17 играет важную роль в патогенезе псориаза, но данный интерлейкин определяется и при экзематозных поражениях. Некоторые биологические препараты для лечения псориаза сегодня испытываются на больных атопическим дерматитом.

Прежде всего, речь идет о препарате секукинумаб (secukinumab) – это человеческие моноклональные антитела к IL-17А, которые проходят клиническое испытание фазы II в Соединенных Штатах. Субъекты – взрослые пациенты с умеренной и тяжелой экземой.

Другие препараты

Сообщается также о попытках использовать устекинумаб (ustekinumab) – другое лекарственное средство, одобренное для лечения псориаза. Это ингибитор интерлейкина IL-12 / 23. По предварительным данным, пациенты с экземой хорошо реагируют на него.

«В рандомизированном плацебо-контролируемом исследовании фазы II с участием 33 пациентов устекинумаб продемонстрировал более высокие показатели SCORAD50 против плацебо. Однако результаты не достигли статистической значимости. Возможно, дело в применении местных кортикостероидов или недостаточной дозе», – говорят авторы.

Итак, в 2018 больных экземой ждет как минимум 6-8 принципиально новых опций лечения. Каждая из них может оказать колоссальное влияние на качество вашей жизни.

Читайте также:  От чего дерматит ушей

Константин Моканов: магистр фармации и профессиональный медицинский переводчик

Источник

Специалисты констатируют в мире всплеск заболеваемости атопическим дерматитом.

На прошедшем в конце прошлого года конгрессе Европейской академии дерматологии и венерологии (EADV) большая часть докладов была посвящена именно этому заболеванию. Лучшие мировые специалисты пришли к выводу, что возможности традиционной терапии этой болезни практически исчерпаны, нужны новые подходы и новые препараты. Об этом “РГ” рассказала заместитель директора Государственного научного центра иммунологии Федерального медико-биологического агентства, доктор медицинских наук, профессор Наталья Ильина.

Наталья Ивановна, какова ситуация с заболеваемостью атопическим дерматитом в нашей стране? Растет ли она?

Наталья Ильина: Атопический дерматит – это аллергическое заболевание кожи, которое возникает у лиц с наследственной предрасположенностью к аллергическим заболеваниям. Среди атопических аллергических заболеваний на первом месте по распространенности – аллергический ринит, которым страдает около 20-25 процентов популяции. Сюда относится и поллиноз, который вызывают сезонные факторы – пыльца различных растений, и круглогодичный ринит, возникающий при аллергии на бытовые и эпидермальные аллергены. На втором месте – бронхиальная астма, это 5-7 процентов населения. И приблизительно от 3 до 5 процентов – больные, страдающие атопическим дерматитом, заболеваемость которым действительно в последние годы растет. Его еще называют атопической экземой, нейродермитом.

И среди этих больных есть особая группа, в которой сочетается и астма, и кожные проявления, то есть наблюдается так называемый дермато-респираторный синдром. Таких пациентов примерно 10 процентов, и у них болезнь протекает в самой тяжелой форме и трудно поддается лечению.

Можно ли назвать атопический дерматит социально значимым заболеванием? Влияет ли оно на бюджет семьи и в целом на расходы системы здравоохранения?

Наталья Ильина: Безусловно, особенно в тяжелых формах, когда возникает поражение всего кожного покрова. В этих случаях пациенту приходится не только принимать лекарственные препараты, но и ежедневно в больших количествах использовать различные средства ухода за кожей. Это эмоленты (увлажняющие вещества. – Ред.), различные кремы, мази, специальные повязки и т.д. Но другого выхода нет. Если не осуществлять такой уход, то обострения болезни неминуемо возникают чаще, и тогда увеличиваются расходы на лекарства, а нередко требуется и госпитализация.

Вы сказали, что заболевание проявляется с детства. А какие возрастные группы наиболее уязвимы?

Наталья Ильина: У детей раннего возраста все начинается с кожных проявлений – покраснений, шелушений, зуда, мокнутия. Но наиболее уязвимая группа – подростки. Во-первых, в это время у них идет гормональная перестройка, и помимо физического страдания, нестерпимого зуда, возникают еще и очень выраженные косметические нарушения. Многие переносят их крайне тяжело, у них возникают неврозы, а порой и суицидальные настроения. Кроме того, подростки не очень комплаентны, то есть не хотят сотрудничать с медиками, с родителями. Маленького ребенка мама может уговорить – помазать высыпания, дать лекарство. С подростками все сложнее, они нередко прибегают к самолечению, не соблюдают врачебных рекомендаций… И в результате болезнь приобретает более тяжелые формы.

Атопический дерматит является широко распространенным заболеванием, он связан со значительными социальными и финансовыми потерями как для пациентов, так и для здравоохранения в целом

Основным фактором возникновения заболевания является генетический?

Наталья Ильина: Безусловно, есть генетическая предрасположенность. Особенно, если атопическим дерматитом страдает мать, и ребенок получил конституцию матери, то вероятность того, что у него тоже будет это заболевание, достаточно высока. Но огромное значение имеют и факторы окружающей среды. Это и стрессы, и экология жилища, и пищевые аллергены, и различные поллютанты (вещества, загрязняющие воздух. – Ред.). Еще одна проблема заключается в том, что при распространенном процессе очень часто присоединяется вторичная инфекция – стафилококк, различные грибковые инфекции. Образуется замкнутый круг: поскольку больного мучает нестерпимый зуд, возникают расчесы, нарушается эпидермальный барьер – в организм проникают различные аллергены и химические вещества, которые утяжеляют его состояние. Даже когда такие пациенты просто надевают шерстяную одежду, то и она усиливает зуд, вызывает раздражение.

Значит, атопический дерматит – это еще и особый образ жизни?

Наталья Ильина: Безусловно. Конечно, существует фармакотерапия – различные мази, при тяжелых формах – прием глюкокортикостероидов, местные стероиды, а если есть грибковое поражение, то и противогрибковые средства. Но огромное значение имеет особый уход за кожей, гигиенические мероприятия утром и вечером, использование эмолентов – имеется огромная линейка всех этих средств, для разных проявлений заболевания требуются разные средства, и сейчас все они в наших аптеках есть. Но иногда соблюдать все эти процедуры сложно и материально, и организационно. Порой мы сталкиваемся с тем, что и врач замечательный, и все расписал, но не все рекомендации пациенты выполняют, просто не хватает организованности и тщательности.

А если пациент все выполняет правильно, следит за состоянием кожи, можно ли добиться того, что ремиссия может быть достаточно длительной?

Читайте также:  Как отличить аллергию от дерматита у грудничка

Наталья Ильина: К сожалению, никто предугадать этого не может. Часто провоцирующим моментом является стресс, воздействие аллергенов, нарушение диеты.

10 процентов – доля пациентов с самыми тяжелыми формами болезни

Распространенность атопического дерматита среди детей больше, чем среди взрослых. Значит ли это, что с возрастом болезнь сама проходит?

Наталья Ильина: С возрастом интенсивность проявления у значительной части пациентов действительно снижается, поскольку иммунная система стареет и уже не так бурно отвечает на аллергические факторы. В результате болезнь приобретает более стертые формы. Но не всегда. Бывают очень тяжелые пациенты, когда дерматит осложняется инфекционным процессом, либо длительным приемом антибиотиков, и тогда им требуется и плазмаферез с замещением, и применение новых иммунобиологических препаратов, которые, к счастью, появились и у нас в стране. Мы участвовали в клинических испытаниях этих препаратов, и в группе самых тяжелых больных получили великолепный эффект.

При этом для многих других заболеваний новейшая терапия появляется достаточно регулярно, но атопический дерматит – совершенно другой случай, за последнее десятилетие врачи не получали лекарственных препаратов для патогенетической терапии. Ситуация наконец стала меняться в лучшую сторону, и у пациентов со среднетяжелой и тяжелой формой атопического дерматита может появиться шанс. Поэтому сейчас наша задача – найти экономические возможности, чтобы такая группа пациентов имела возможность получать современную иммунобиологическую терапию моноклональными антителами. Считаем, что они должны быть доступны пациентам в рамках программы государственных гарантий.

Но еще очень важно, чтобы родители детей, у которых возникают какие-то кожные проявления, не занимались самолечением, а сразу обращались к специалистам – врачу-дерматологу или аллергологу. То же касается и подростков, и взрослых – лечить это заболевание надо с первых же проявлений, и лечить грамотно. Оно может возникнуть и как результат стрессовой ситуации, или после тяжелой инфекции, или как реакция на какие-то препараты. Точная аллергодиагностика, терапия, основанная на доказательной медицине, являются залогом успеха в лечении атопического дерматита.

Новое лекарство от атопического дерматита

Инфографика “РГ” / Александр Чистов / Татьяна Батенева

Источник

Атопический дерматит (АтД) — одно из самых распространенных и тяжелых хронических аллергических иммуноопосредованных системных заболеваний, которому подвержены не только дети, но и взрослые. О тяжелом бремени АтД и подходах к лечению рассказала Муза Михайловна Кохан, проф., д.м.н., заведующая научным клиническим отделом дерматологии ГБУ СО «Уральский НИИ дерматовенерологии и иммунопатологии».

— Муза Михайловна, есть ли сейчас рост заболеваемости атопическим дерматитом в РФ? Если да, то в чем его причина?

— Заболеваемость АтД находится на довольно высоком уровне, особенно среди детей до 14 лет, у подростков она ниже и еще ниже у взрослых. За последние 20 лет мы внедрили в практику новые подходы к лечению, расширились наши знания о патогенезе заболевания. Это способствовало тому, что в настоящее время заболеваемость не возрастает, а те пациенты, которые уже болеют, демонстрируют улучшение в течении своего заболевания, хотя надо отметить, что около 15% пациентов все-таки имеют среднетяжелое и тяжелое течение АтД.

— Насколько российская статистика коррелирует с мировой?

— По официальным данным, заболеваемость в РФ ниже, чем в других зарубежных странах. Возможно, это связано с тем, что у нас люди действительно реже болеют АтД, также не исключены некоторые недостатки статистического учета, так как не все пациенты обращаются в государственные и муниципальные учреждения здравоохранения дерматовенерологического профиля. Если пациент лечится в частных центрах, он просто не попадает в статистику.

— Анамнез и характерная клиника — два кита диагностики АтД. Основная масса пациентов — дети и подростки. Насколько педиатры подготовлены к выявлению заболевания?

— В соответствии с правилами оказания медицинской помощи все врачи, в том числе педиатры, врачи общей практики, а также специалисты (аллергологи, невропатологи, гастроэнтерологи и другие), к которым обращаются пациенты при подозрении на наличие атопического дерматита, обязательно направляют их на консультацию к дерматовенерологу, который подтверждает этот диагноз или снимает его. Врачи первичного звена имеют всю необходимую информацию о симптомах заболевания. Педиатры проявляют особое внимание к пациентам с высыпаниями на коже и зудом: после первичных осмотров и лабораторных исследований, педиатры обязательно направляют их к дерматовенерологам, которые затем консультируют пациентов, ставят на учет и занимаются их терапией. Обратная связь от дерматолога к педиатру или врачу общей практики тоже возможна.

— АтД — проблема не только лишь детского возраста. В чем особенность диагностики и ведения взрослых пациентов?

— У 80% пациентов классическая форма атопического дерматита стартует в детском возрасте, иногда даже в раннем детском возрасте (1–3 года). Тем не менее есть когорта пациентов, у которых при наличии генетической предрасположенности АтД стартует поздно и начинает проявляться в подростковом или даже во взрослом возрасте. Надо сказать, что диагностика АтД чаще всего носит клинический характер. Очень важно, чтобы все пациенты с подозрением на АтД были проконсультированы профильными специалистами дерматовенерологами.

— АтД классически сочетается с бронхиальной астмой, аллергическим ринитом, пищевой аллергией, нередко и вторичное инфицирование — насколько текущие подходы к лечению данных пациентов позволяют управлять заболеванием и состоянием пациента?

Читайте также:  Себорейный дерматит на лице уксус

— Вопрос сложный. В целом: и в мировой практике, и в повседневной работе российских специалистов — новые подходы и лекарства позволяют контролировать течение атопического дерматита. Что касается сочетания с другой аллергопатологией, это достаточно частое явление. У большинства пациентов с наличием генетической детерминированности этот атопический процесс стартует с АтД в детском возрасте, а позже присоединяются бронхиальная астма, риниты, конъюнктивиты и другие проявления атопического состояния, что называется «атопическим маршем». Не у всех пациентов он развивается, но те, у кого появляется сопутствующая патология, находятся на учете не только у дерматолога, но и у аллерголога и клинического иммунолога. Рационально вести таких пациентов совместно.

Современные подходы позволяют осуществлять профилактику рецидивов гнойных и вирусных осложнений у пациентов с атопическим дерматитом. По клиническим наблюдениям, осложненные формы атопического дерматита за последние 15–20 лет стали фиксироваться реже, потому что мы правильно лечим и учим пациентов рационально и тщательно ухаживать за кожей, соблюдать гипоаллергенный режим, диету. Более того, использование современных медикаментозных препаратов наружного и системного действия тоже вносит свою лепту в то, что сейчас АтД можно контролировать, осуществлять профилактику, справляться с обострениями и осложнениями.

— Одна из серьезных проблем — социальная изолированность. Из-за внешних проявлений АтД около 40% подростков и четверть детей  подвергались негативному отношению со стороны общества в связи с болезнью. Насколько этот негативный фон влияет на течение заболевания?

— Безусловно доказанным является отрицательное влияние хронического стресса на течение заболевания, что реализуется в организме человека дисбалансом нейромедиаторов. Однако, кроме негативного отношения окружающих к ребенку или подростку из-за дефектов внешности, крайне неприятным для больного является хронический зуд, нарушение сна, общее ухудшение качества жизни. Для того чтобы помочь пациенту, нужна правильно подобранная патогенетическая терапия как стандартными средствами, так и новыми биологическими препаратами. Помимо эффективного лечения для пациентов, важен гипоаллергенный щадящий режим в быту. Важна психологическая поддержка со стороны семьи, врачей, медицинского персонала, чтобы помочь снять стрессовое состояние, научить пациента жить с этим заболеванием и видеть перспективы излечения.

— Как реализуется на практике междисциплинарный подход?

— Междисциплинарный подход мы декларируем всегда. Если есть необходимость, взаимные консультации должны быть проведены. Более того, пациент сам вправе выбирать, сейчас это разрешено законом. Конечно, все зависит от клинической ситуации, какие поражения преобладают. Если это тяжелая бронхиальная астма, тяжелые риниты, то, конечно, в первую очередь помощь оказывает аллерголог, а дерматолог консультирует по наружной терапии. Если же у пациента присутствуют в основном кожные поражения, то его ведет дерматолог. Если мы подозреваем наличие сопутствующей соматической патологии, то подключаются терапевты, гастроэнтерологи, невропатологи и другие врачи.

— По оценкам некоторых специалистов, выросло и число пациентов с тяжелыми формами заболевания и резистентных к лечению. Что может предложить этим пациентам классическая терапия топическими кортикостероидами или же системными ГКС и иммуносупрессорами и пр.?

— Я бы не сказала, что число пациентов со среднетяжелым и тяжелым АтД резко возросло, тем не менее количество таких пациентов на приеме у врача может достигать 15–20%. Отечественные клинические рекомендации, разработанные экспертной группой Российского общества дерматовенерологов и косметологов, корреспондируются с таковыми, принятыми в странах Европы, США, Японии, и содержат четкие указания по диагностике и терапии АтД, приведены доказательно эффективные методы и алгоритмы.

При тяжелых формах АтД может применяться фототерапия, использование коротких курсов системных кортикостероидов, назначение курсов циклоспорина и других разрешенных препаратов. Однако ограничение применения циклоспорина и системных глюкокортикостероидов связано не только с проблемами в отношении безопасности данной терапии — есть когорта пациентов, которым эта терапия не дает длительного клинического эффекта или вообще действует неэффективно, таких пациентов около 3–5%. И перед нами, безусловно, стоит вопрос: чем же лечить тяжелых пациентов, которые не отвечают на назначенную стандартную терапию.

— Каковы возможности таргетной терапии АтД?

— Уже почти 20 лет мы знаем о генно-инженерной биологической терапии, которая применяется во всем мире и в России для лечения псориаза и псориатического артрита. Мы считаем этот метод лечения достаточно эффективным и безопасным, так как приобрели опыт и понимаем теоретическую обоснованность таргетной терапии в лечении псориаза. Теперь и для атопического дерматита в США, Европе и России существует таргетная генно-инженерная биологическая терапия. Мы приветствуем инновационные методы лечения и заинтересованы в их внедрении в широкую клиническую практику. Применение патогенетической терапии (направленной на ключевые цитокины, которые вовлечены в патогенез атопического дерматита) позволяет достичь стойкой клинической ремиссии.

Источник