Люди с атопическим дерматитом живут меньше

Люди с атопическим дерматитом живут меньше thumbnail

Алине 31 год. Красивая, образованная, открытая и доброжелательная женщина, несколько раз в год она впадает в тяжелую депрессию, не выходит из дома, не может общаться даже с близкими людьми, остро переживая болезнь, которая мучает ее с рождения.

Это атопический дерматит (АтД) – тяжелое хроническое воспалительное заболевание кожи, в основе которого – нарушение иммунного ответа. Проявляется оно нестерпимым зудом во всем теле, невозможностью заснуть, скованностью движений. Из-за поражения кожи больной испытывает и тяжелые нравственные переживания, не может показаться на люди, общаться, работать в коллективе, устроить личную жизнь. В самых тяжелых случаях к кожным проявлениям заболевания добавляются и другие недуги – бронхиальная астма, аллергический ринит и др. Именно такая форма АтД и у Алины.

– Я болею с самого рождения, как рассказывает мама, еще совсем маленькой от зуда расцарапывала себе щеки и кисти рук, – рассказывает Алина. – В средних классах школы обострения болезни стали сильнее и чаще. Это было уже трудно скрывать от сверстников. У меня появилось больше сыпи на лице, глаза все время были красные и отечные, кожа сильно шелушилась. Тело чесалось постоянно, но даже если почесать, зуд не утихал. Я не могла думать ни о чем, только мечтала о перемене, чтобы уйти в туалет и сунуть руки под горячую воду или посидеть на батарее. Боль от горячего была сильнее зуда, так я и спасалась. У меня время от времени начинались истерики, потом депрессия: не хотелось никого видеть, ни с кем общаться, вообще не хотелось жить. Врачи говорили: “Перерастешь”, и я ждала. Когда госпитализировать меня стали по два раза в месяц, обострения уже длились месяцы, а ремиссия – несколько дней, мне дали детскую группу инвалидности, перевели на домашнее обучение. Тогда я и начала понимать, что болезнь серьезная и “перерасти” ее не получится.

Заболеваемость АтД растет в последние годы во всем мире, особенно среди детей. По последним данным, им болеют от 15 до 30 процентов детей и от 2 до 10 процентов взрослых. Примерно у половины детей заболевание начинается в первые полгода жизни, у 85 процентов – до пяти лет. При этом у тысяч пациентов болезнь имеет тяжелую форму – это распространенные поражения кожи, длительные обострения чаще пяти раз в год, выраженный зуд, нарушение сна, резкое снижение трудоспособности. У таких пациентов нередко развиваются и сопутствующие аллергические заболевания: у 30 процентов – бронхиальная астма, у 24 – полипозный риносинусит, у 45 – аллергический насморк и т.д.

Атопический дерматит – тяжелое системное заболевание, и, несмотря на то что разработаны различные подходы к его терапии, остается неудовлетворенной потребность в долгосрочной эффективной терапии тяжелого АтД.

– Сейчас у меня поражено практически все тело. Нет ни одного участка кожи, на котором никогда не проступала бы сыпь, – продолжает Алина. – В периоды обострений кожа пересыхает так, что становится как кора дерева. В такие моменты мне кажется, что мое тело взрослого человека поместили в тело 8-летнего ребенка, и от этого кожа лопается. Больно делать любые движения – повернуть голову, взять со стола чашку, лечь на кровать. Как будто все тело – незажившая после ожога рана, которую тянут во все стороны. Я как будто заперта в одиночную камеру, в которой есть только узкое окошко – мои глаза. Я могу только смотреть на мир, но не могу жить, как другие люди…

АтД влияет на все стороны жизни пациентов: невозможно полноценно спать, работать, общаться. В состоянии ремиссии больные – обычные, часто даже успешные люди, многие с высокой социальной активностью. Но в периоды обострения, которые могут тянуться месяцами, их жизнь – однообразное, наполненное болью существование. Нередко это приводит к утрате социальных связей, депрессивным и даже суицидальным настроениям: исследования показывают, что до 40 процентов пациентов из-за своей болезни вынуждены отказываться от работы или получения высшего образования, 20 процентов склонны к суицидам. Это приводит к необходимости принимать мощные антидепрессанты по назначению психиатра. Но и в периоды ремиссии пациенты с АтД вынуждены жить по особому режиму.

Пациенты с атопическим дерматитом мечтают о том, чтобы их заболевание наконец научились лечить эффективно, безопасно и доступно

– Я соблюдаю жесткую гипоаллергенную диету, – рассказывает Алина. – В моем доме налажен гипоаллергенный быт. Я ежедневно пользуюсь эмолентами, мажу ими все тело. На высыпания наношу лечебные мази, курсами пью противогрибковые таблетки и препараты для нормального пищеварения. Стараюсь вести здоровый образ жизни: высыпаться, гулять каждый день не меньше 40 минут, пить достаточно воды, есть свежую качественную еду. Я не могу быть на открытом солнце, ношу просторную одежду из натуральных тканей, регулярно делаю влажную уборку и пользуюсь очистителем воздуха. В сезон пыления растений хожу в маске, стараюсь проводить на море хотя бы один месяц в год… К сожалению, все это не гарантирует от очередного обострения. И я со страхом жду, что вот-вот оно наступит, и тогда моя жизнь снова превратится в ад…

Все люди мечтают о разном – о реализации в профессии, хорошем образовании, новом автомобиле, о путешествиях, любви, ярких впечатлениях и интересных знакомствах. Пациенты с атопическим дерматитом мечтают об одном и том же: чтобы их заболевание наконец научились лечить эффективно, безопасно и доступно. Чтобы они могли жить обычной полноценной жизнью, без боли, зуда и страха перед неизбежным обострением.

Сегодня разработаны различные подходы к терапии АтД, применяются разные классы препаратов. Но лечение пациентов со среднетяжелой и тяжелой формами тем не менее представляет собой сложную задачу, говорят врачи. У некоторых из таких больных известные лекарства не дают достаточного эффекта или он снижается наряду с появлением серьезных побочных эффектов, которые вызываются токсическим влиянием препаратов на различные органы и системы. Это побуждает ученых во всем мире к поиску новых методов лечения, позволяющих добиться положительного результата у больных с тяжелыми, длительно протекающими формами АтД.

Читайте также:  Раздражение половой губы дерматит

– Я очень надеюсь, что новые эффективные препараты вскоре будут доступны и нам, – говорит Алина. – Мечтаю о том дне, когда впервые смогу не бояться завтрашнего дня и очередного обострения болезни, смогу носить открытые платья, заниматься спортом, ездить в путешествия. То есть просто жить нормальной жизнью, как все обычные люди.

Справка

Атопический дерматит – одно из наиболее распространенных заболеваний, встречающееся во всех странах, у лиц обоего пола и в разных возрастных группах. В структуре кожных заболеваний оно занимает от 20 до 40 процентов. Распространенность атопического дерматита среди детского населения составляет до 20 процентов, среди взрослого населения – от 1 до 3 процентов. За последние 16 лет заболеваемость атопическим дерматитом возросла в 2,1 раза.

Если оба родителя страдают этим заболеванием, то атопический дерматит развивается у 80 процентов детей. Если болен один из родителей, то более чем у 50 процентов, при этом риск развития заболевания увеличивается в полтора раза, если больна мать. На сегодняшний день известны основные генетические и этиологические факторы АтД, выявлены роли иммунной системы, аллергии к клещам домашней пыли, энтеротоксинам золотистого стафилококка, плесневым грибам, а также нарушения функции эпидермального барьера. Ученые нашли ген филаггрин, мутации в котором ответственны за нарушение этой функции.

Течение атопического дерматита часто осложняется присоединением вторичной инфекции: бактериальной, микотической или вирусной. Эта особенность отражает нарушение противоинфекционной защиты, свойственное больным атопическим дерматитом. Наиболее частое инфекционное осложнение атопического дерматита – присоединение вторичной бактериальной инфекции.

Риск развития респираторной аллергии у больных, страдающих АтД, составляет от 30 до 80 процентов, до 40 процентов из них заболевают бронхиальной астмой.

Атопический дерматит может проявиться в любом возрасте, но чаще в течение первых пяти лет жизни, а у большинства больных первые признаки появляются уже на первом году жизни.

Люди с атопическим дерматитом живут меньше

Инфографика “РГ” / Антон Переплетчиков / Татьяна Батенева

Люди с атопическим дерматитом живут меньше

Инфографика “РГ” / Антон Переплетчиков / Татьяна Батенева

Источник

Атопический дерматит — хроническое воспалительное заболевание кожи, которая при этом зудит, трескается, покрывается коркой или сыпью, становится гиперчувствительной к раздражителям. В большинстве случаев оно возникает у детей до семи лет. Примерно у половины тех, кто сталкивался с атопическим дерматитом в детстве, симптомы перейдут и во взрослую жизнь — но в менее острой форме. Часто атопический дерматит идёт в паре с бронхиальной астмой, аллергическим ринитом или пищевыми аллергиями.

Никто точно не знает, почему у одних людей атопический дерматит есть, а у других нет. Пока можно сказать, что на развитие этой болезни влияют семейный анамнез и мутация гена FLG, отвечающего за барьерную функцию кожи. Если у одного из родителей был атопический дерматит, риск получить то же самое у ребёнка в два-три раза выше. Если он был у обоих родителей — то в три-пять раз. От атопического дерматита нельзя вылечиться, но можно улучшить состояние и контролировать симптомы. Журналистка и предпринимательница Кристина Фарберова рассказала нам о жизни с такой особенностью.

ТЕКСТ: Кристина Фарберова,
автор телеграм-канала «Крис печатает»

Мне пять лет, в Новосибирске зима, мы с отцом едем по свежему снегу на уазике в военный госпиталь. Там врач в накрахмаленной шапочке будет щипцами снимать бинты с моей руки. Всё выглядит очень плохо. Пальцы бордовые, опухшие и мокрые. Марля отходит вместе с кожей. Ладони в корках. На сгибах локтей — красная сыпь и трещины, из-за которых их больно сгибать и разгибать. Отец орёт, чтобы я перестала чесаться.

Дома бинты с меня снимает мама. Я навсегда запомню цвет марганцовки, которую она разводила в трёхлитровой стеклянной банке, чтобы протирать меня во время перевязок, — фиолетово-малиновый. И ещё помню фурацилин. Жёлтый такой. Отец следит, чтобы я коротко постригла ногти, и учит чесаться подушечками пальцев.

Главный бич людей с атопическим дерматитом — зуд. Вы чешетесь. Нет, не так. Вы раздираете себя. Чесаться — это боль и сладость одновременно. Какой-то лютый кайф и адские муки. Разодрать бёдра до крови, оставить ссадины на щиколотках и набухшие борозды на плечах или подмышках. Зуд разъедает тело изнутри. Я ворочаюсь и с трудом засыпаю — каждый катышек на простыне мне враг. Не могу нормально принять душ, мучаюсь в шерстяных свитерах и колючих колготках.

Сперва родители думают, что зуд, сыпь и открытые ранки — аллергическая реакция на сладкое, потому что я втихую таскаю шоколадные конфеты «Метелица» из верхнего шкафчика на кухне. Вопреки распространённому заблуждению, продукты питания не способны вызывать с нуля атопический дерматит — есть лишь данные, что уже существующие пищевые аллергии могут усугублять симптомы.

Меня отправляют к аллергологу — он делает патч-тест и отмечает реакции на книжную пыль, никотин, крахмал и домашних животных. Новые вводные меняют быт нашей семьи: отец пытается бросить курить, картошка уходит из меню, а кот Партос выслан из дома на работу к отцу ловить мышей. По крайней мере, так сказали родители.

Ещё врач сказал, что у меня экзема — хроническое воспалительное заболевание кожи. Наконец кто-то дал этому определение! Небольшое пояснение: атопический дерматит и экзема — взаимозаменяемые понятия. Когда термин «экзема» используется отдельно, он обычно относится к атопическому дерматиту (атопическая экзема). «Экзематозный» означает шелушение, образование корки или мокнутие. Термин «дерматит» врачи используют для описания разных кожных заболеваний (например, себорейный дерматит, контактный дерматит или аллергический дерматит).

Наружный слой кожи человека — эпидермис — первая линия защиты между телом и окружающей средой. Он не даёт аллергенам и микробам проникнуть в наш организм, предотвращает потерю влаги из кожи. У людей с атопическим дерматитом барьерная функция кожи генетически нарушена. Анна Брукнер, доктор медицинских наук, член Американской академии педиатрии, объясняет, что это из-за повреждённого гена FLG. Этот ген отвечает за инструкцию по «сборке» белка профилаггрина, который содержится в клетках рогового слоя кожи человека. Расщепляясь, профилаггрин производит несколько копий белка филаггрина, который отвечает за поддержание барьерной функции кожи. Кроме того, филаггрин участвует в создании молекул натурального увлажняющего фактора кожи. При мутациях филагрина барьерные функции кожи нарушаются: она плохо удерживает влагу, становится сухой, шелушащейся, повышается риск аллергических реакций. Метаанализы подтверждают связь мутаций Филлагрина с атопическим дерматитом.

Жаль, что в 1998-м моя семья об этом не знала. Вместо этого в восемь меня повезли к знахаркам, а в тринадцать — на солёные озера. Знахаркой оказалась бабушка на окраине Новосибирска. Она посадила меня на табуретку, обрызгала водой и что-то зашептала, а потом дала конфету — за терпение. А вот на озёрах было неплохо. Я заходила в воду, соль разъедала раны, и они болели — прямо как в песне Добрынина. Но это хотя бы помогало.

В начале нулевых мои родители развелись, и, вероятно, это одна из причин, по которой экзема началась сначала. Стресс и эмоциональные переживания из-за резкого поворота привычной жизни не туда точат мою кожу каждый день. У меня несколько плохо заживающих очагов. Один из них — на ладони правой руки, размером с пятирублёвую монету. Рана всё время чешется, мокнет и покрывается коркой. Поскольку правая рука ходовая, это осложняет жизнь. В школе ты пишешь ручкой, на физкультуре делаешь упражнения на шведской стенке или играешь в волейбол двумя руками. И ещё социализация. В какой-то момент это замечают одноклассники и их родители, спрашивают, что с тобой не так, заразно ли это. Можно ли тебе трогать общую посуду на чаепитии в классе или брать чьи-то карандаши на изо. Экзема не заразна. Вы не можете «подцепить» её от кого-то другого. Люди получают экзему в наследство из-за комбинации факторов, а активизироваться она может из-за внешних триггеров: пищевой аллергии, стресса, факторов окружающей среды.

Читайте также:  Детская форма атопического дерматита возраст

Мама отвела меня к дерматологу, и тот выписал мазь. В первую очередь врачи обычно рекомендуют препараты, в составе которых есть кортикостероиды. Они снимают отёки, успокаивают зуд и заживляют раны. Следующий этап — топические ингибиторы кальциневрина (такролимус, пимекролимус), их используют, когда кортикостероиды не помогают. Фармакологические средства обычно используют при тяжёлых формах атопического дерматита, когда поражены большие участки кожи и это доставляет сильный дискомфорт.

Вместе с мазью я получила от врача несколько напутствий по нефармакологическому контролю экземы. Используйте увлажняющие средства с эмолентами, восстанавливайте барьерную функцию кожи. Это может помочь, а иногда даже позволит обойтись без медицинских препаратов. CeraVe, La Roche-Posay, Avène, Eucerin — подойдёт что-то из этих марок; у последней много продуктов с важными компонентами в составе — это, например, кортизон от зуда, антимикробный декандиол, вазелин, который идеально подходит атопикам, потому что обладает высокой окклюзией и не вызывает аллергии. Много полезных рекомендаций, кстати, можно найти на сайте Национальной ассоциации экземы. Они составляют списки косметических продуктов, одобренных для атопиков, объясняют, каких ингредиентов в ухаживающей косметике нужно избегать, и учат накладывать влажные повязки.

Я очень люблю лежать в ванне, но мне приходится наступить на горло этой песне и соблюдать рекомендации, касающиеся водных процедур. Принятие ванн в целом показано людям с атопическим дерматитом, но важно следить за температурой воды: она не должна быть горячей. В идеале — тёплая вода. В качестве средств для мытья стоит использовать продукты без содержания мыла, с нейтральным или низким pH. Лучше, если они будут иметь маркировку «гипоаллергенно» и не будут содержать отдушек, красителей. Ещё американская ассоциация дерматологов рекомендует добавлять в ванну небольшое количество отбеливателя (так называемые bleachbaths) — это облегчает зуд и другие симптомы атопического дерматита. Но я никогда не пробовала.

Несколько лет затишья — до двадцати восьми лет ничего не происходит. Разве что лёгкие шелушения на пальцах рук и щиколотках, которые я, если не забываю, мажу мазью с кортикостероидами. Пока однажды, во время ужина в индийском ресторане, на меня снова не нападает зуд. Я заперлась в туалете и где-то между швабрами и коробками с чистящими средствами начала чесаться. Это принесло невероятное удовлетворение. В такие моменты думаешь, что в чём-то это похоже на оргазм — так отпускает, когда приступ проходит. Кожа моментально покрывается бороздами, краснеет и горит. Я прислоняюсь к холодному кафелю плечом, задрав футболку. Холодно, хорошо. Хлопаю по карманам узких джинсов — в каком-то из них лежит антигистаминное. Многие исследования показывают, что гистамин — основное вещество, вызывающее зуд. Поэтому атопикам назначают антигистаминные препараты. Выковыриваю таблетку из блистера, запиваю водой из под крана, выдыхаю и жду. Сейчас всё закончится.

Знаете, какую фразу я ненавижу сильнее всего? «Крис, не чешись». Я даже свой телеграм-канал сперва хотела назвать в честь этого — «Чеши отсюда». Стараюсь держаться правил приличия, увлажнять кожу и снимать зуд, следовать дурацкому совету «меньше нервничать», вести осторожный образ жизни. Ношу с собой таблетки и мазь, сдала пищевую панель на 300 аллергенов и теперь не пью красное вино, не ем яйца, апельсины, арахисовую пасту и десяток других вещей, которые могут вызвать реакцию.

Иногда я веду диалог «про себя» — о том, как изменилось восприятие своего тела при атопии. В детстве я чувствовала себя чумной и стигмативной, доставляющей массу хлопот и переживаний родителям, а сегодня ощущаю себя почти избранной и даже думаю: «Хм, мутация гена — это звучит немного гордо». Как будто дерматит не проблема и не болезнь, а черта характера, от которой никуда не денешься. Типа сварливости. Только сварливый не вы, а ваше тело.

Источник

14 сентября во всем мире отмечался день атопического дерматита. Его основная задача – повысить информированность широкой общественности об этом заболевании и возможностях терапии, а также привлечь внимание к проблемам людей с атопическим дерматитом.

Люди с атопическим дерматитом живут меньше

Атопический дерматит (АД) – одно из самых распространенных и тяжелых хронических аллергических иммуноопосредованных системных заболеваний.1,2   По данным статистики, атопический дерматит диагностирован у 12% всего населения земного шара.3,4,5 В России это заболевание встречается достаточно часто у детей (до 20%) и реже у взрослых (1-3%).22 Общая заболеваемость АД в России в 2017 году составила 435,1 случаев на 100 000 всего населения или 638 793 в абсолютных числах.6

Несмотря на то, что атопический дерматит – одно из самых распространённых заболеваний, вокруг него существует множество домыслов. Какие же мифы окружают эту болезнь?

Миф 1. Атопический дерматит легко вылечить

Атопический дерматит – это хроническое заболевание, которое нельзя вылечить полностью, но можно добиться стабильной ремиссии с помощью правильно подобранного лечения – даже в случае, если диагностировано среднетяжелое или тяжелое течение болезни.

При этом атопический дерматит – коварная болезнь, и часто терапия не приносит желаемого результата.14-15     Более половины взрослых людей со среднетяжелым и тяжелым течением атопического дерматита не достигают контроля над заболеванием.19 Более того, у многих не отмечается даже значительного улучшения, несмотря на проводимое лечение.14-18 Заболевание может активно проявляться в течение нескольких десятков лет и поражать при этом более 50% поверхности кожи.20 Обострение заболевания отмечается до 8-11 раз в течение года.21

Люди с атопическим дерматитом живут меньше

Миф 2: Атопический дерматит поражает только кожу

Хотя для этого заболевания, как правило, характерны сильный зуд и сыпь на коже, эти симптомы – лишь вершина айсберга. Гораздо более серьезные процессы происходят в иммунной системе и связаны с нарушением ее работы, повышением чувствительности к аллергенам и раздражающим веществам.7,8,9

У людей с АД клетки иммунной системы, находящиеся в глубоких слоях кожи, выделяют воспалительные медиаторы в поверхностные слои кожи, вызывая сыпь и зуд. При расчесывании кожи повреждается ее поверхностный слой. Это способствует проникновению в нее болезнетворных микроорганизмов, вирусов и аллергенов.10,11,12 В ответ на это иммунная система продолжает посылать сигналы в поверхностные слои кожи, что вызывает еще большее повреждение и зуд. Таким образом, чем больше люди с АД расчесывают зудящие участки кожи, тем сильнее нарушается целостность кожного барьера. В результате поддерживается замкнутый цикл  «зуд-расчёсывание», который приводит к повреждению кожи, вызывая сухость, растрескивание, покраснение, образование корок и мокнутие.7,8,9,10,11,12

Читайте также:  Блошиный дерматит у кошки лекарство

При этом, действительно, кожные проявления – самые сильные. Многие пациенты со среднетяжелым и тяжелым течением заболевания жалуются на сильный зуд и обострения симптомов болезни. У 60% взрослых отмечается тяжелый (46%) или невыносимый (14%) зуд.1 Более 50% жалуются на боль, связанную с зудом13, свыше 50% говорят, что зуд мешает им спать в течение 5-7 ночей в неделю1.

Поскольку причиной зуда являются воспалительные медиаторы, выделяемые клетками иммунной системы,а не внешние раздражители,использование наружныхидаже системныхсредствтерапии не решает проблему. Это подтверждает необходимость разработки новых методов лечения.14-16

Миф 3. Атопический дерматит встречается только у детей

Действительно, наиболее часто заболевание проявляется у детей, однако оно может сохраняться и во взрослом возрасте, а в некоторых случаях впервые возникать у взрослых или иметь рецидивирующий характер.9  У взрослых рецидивы обычно происходят после нервно-эмоциональных перенапряжений и стрессовых ситуаций, обострений других хронических заболеваний, а также могут быть вызваны приемом некоторых лекарственных препаратов.9

К счастью, наука и медицинская практика не стоят на месте. Благодаря исследованиям и последним научным достижениям, в арсенале врачей появилась биологическая терапия, отличительной особенностью которой является избирательное действие, что позволяет добиться контроля над заболеванием, нивелируя возможные негативные последствия системной терапии. Это особенно важно для людей со среднетяжелым и тяжелым течением атопического дерматита, которые нуждаются в эффективных вариантах длительной терапии с благоприятным профилем безопасности.

Люди с атопическим дерматитом живут меньше

Атопический дерматит у взрослых

1. E. Simpson, T. Bieber and L. Eckert, “Patient burden of moderate to severe atopic dermatitis (AD): Insights from a phase 2b clinical trial of dupilumab in adults,” Am Acad Dermatol, vol. 74, no. 3, pp. 491-498, 2016;

2. D. Leung, R. Nicklas and J. Li, “Disease management of atopic dermatitis: an updated practice parameter. Joint Task Force on Practice Parameters,” Ann Allergy Asthma Immunol, vol. 93, no. 3 (Suppl. 2), pp. S1-S21, 2004;

3.World       Allergy       Organization,      “White       book       on        allergy:       update       2013,”        2013.        [Online].       Available: https://www.worldallergy.org/UserFiles/file/WhiteBook2-2013-v8.pdf. [Accessed 24 July 2017]

4. T.E. Shaw, G.P. Currie, C.W. Koudelka, E.L. Simpson, “Eczema prevalence in the United States: data from the 2003 National Survey of Children’s Health”, J Invest Dermatol, vol. 131, no. 1, pp. 67-73, 2011;

5. H. Williams, C. Robertson, A. Stewart, et al. “Worldwide variations in the prevalence of symptoms of atopic eczema in the International Study of Asthma and Allergies in Childhood”, J Allergy Clin Immunol, vol. 103, no 1, pp. 125-138, 1999;

6. Поликарпов А.В. и др., «Статистический сборник 2017 год, часть 2: Заболеваемость всего населения России

в 2017 году», 2018. – 142 с, сайт Минздрава РФ, https://www.rosminzdrav.ru/ministry/61/22/stranitsa-979/statisticheskie-i-informatsionnye-materialy/statisticheskiy-sbornik-2017-god, дата доступа: 10.08.2018, 14:13;

7. Williams MR, Gallo RL. The Role of the Skin Microbiome in Atopic Dermatitis. doi:10.1007/s11882-015-0567-4

8. T. Zuberbier, S. Orlow and A. Paller, “Patient perspectives on the management of atopic dermatitis,” J Allergy Clin Immunol, vol. 118, no. 1, pp. 226-232, 2006;

9. A. Torrelo, J. Ortiz and A. Alomar, “Atopic dermatitis: impact on quality of life and patients’ attitudes toward its management,” Eur J Dermatol, vol. 22, no. 4, pp. 97-105, 2012;

10. NIH “Handout on Health: Atopic Dermatitis (A type of eczema) 2013,” [Online]. Available: https://www.niams.nih.gov/Health_Info/Atopic_Dermatitis/default.asp. [Accessed July 2017].

11. Yosipovitch G, Papoiu ADP. What causes itch in atopic dermatitis? Curr Allergy Asthma Rep. 2008; 8:306-311. 12. Mollanazar NK, Smith PK, Yosipovitch G. Clin Rev Allergy Immunol. 2016 Dec ;51(3):263-292. Review.

13. A. Dawn, A. Papoiu and Y. Chan, “Itch characteristics in atopic dermatitis: results of a web-based questionnaire,” Br J Dermatol, vol. 160, no. 3, pp. 642-644, 2009;

14. S. Meggitt, J. Gray and N. Reynolds, “Azathioprine dosed by thiopurine methyltransferase activity for moderate to severe atopic eczema: a double-blind, randomised controlled trial,” Lancet, vol. 367, no. 9513, pp. 839-846, 2006;

15. D. Ashcroft, P. Dimmock and R. Garside, “Efficacy and tolerability of topical pimecrolimus and tacrolimus in the treatment of atopic dermatitis: meta-analysis of randomized controlled trials,” BMJ, vol. 330, no. 7490, pp. 516-522, 2005

16. M. Schram, E. Roekevisch and M. Leeflang, “A randomized trial of methotrexate versus azathioprine for severe atopic eczema,” J Allergy Clin Immunol, vol. 128, no. 2, pp. 353-359, 2011;

17. J. Cury Martins, C. Martins and V. Aoki, “Topical tacrolimus for atopic dermatitis (Review),” The Cochrane Collaboration. Published by JohnWiley & Sons, Ltd., 2016;

18. M. Iskedjian, C. Piwko and N. Shear, “Topical calcineurin inhibitors in the treatment of atopic dermatitis: a meta-analysis of current evidence,” Am J Clin Dermatol, vol. 5, no. 4, pp. 267-279, 2004;

19. Данные Adelphi US AD Disease Specific Program (2014 г.), поперечного исследования следи врачей (n = 202) и их пациентов с анамнезом среднетяжелого и тяжелого АтД (n = 1064, 54% женщин, 75% белой расы, средний возраст 40 лет). Wei W, Anderson P, Gadkari A, Blackburn S, Moon R, Piercy J, Shinde S, Gomez J, Ghorayeb E. Extent and consequences of inadequate disease control among adults with a history of moderate to severe atopic dermatitis. J Dermatol. 2018 Feb;45(2):150-157. doi: 10.1111/1346-8138.14116. Epub 2017 Nov 13.

20. E. Simpson, T. Bieber, E. Guttman-Yassky (2016). Two Phase 3 Trials of Dupilumab vs. Placebo in Atopic Dermatitis. New England Journal of Medicine, 375(24), pp.2335-2348;

21. A. Blauvelt, M. de Bruin-Weller, M. Gooderham (2017). Long-term management of moderate-to-severe atopic dermatitis with dupilumab and concomitant topical corticosteroids (LIBERTY AD CHRONOS): a 1-year, randomised, double-blinded, placebo-controlled, phase 3 trial. The Lancet, 389(10086), pp.2287-2303;

22. Федеральные клинические рекомендации. Дерматовенерология 2015: Болезни кожи. Инфекции, передаваемые половым путем. — 5-е изд., перераб. и доп. — М.: Деловой экспресс, 2016. — 768 с.

Источник